Відомий вихованець футболу Черкащини у цікавому інтер’вю розповів про дещо несподівані, але приємні зміни у його житті

12 Грудень, 2019

У відвертій розмові з FootBoom Антон Крамар розповів про вечеринки у Маріуша Левандовскького, силу Олександра Рябоконя, премії від Коломойського і звичаной ж про музику

У каждого футболиста в жизни наступает такой момент, когда заканчивается карьера. Приходится менять свой привычный образ жизни и заниматься чем-то другим. Чаще всего спортсмены остаются в спорте, передают свой опыт молодежи и продолжают работать в футболе. Кто-то занимается бизнесом, реализует себя в этой сфере. И куда реже футболисты перевоплощаются в творческих личностей. Но герой нашего сегодняшнего интервью как раз из этой когорты людей. Зовут его Антон Крамар, он бывший футболист “Севастополя”, “Десны”, ФК “Львов” и ряда других клубов, а теперь начинающий артист. Клип и песня Антона “Ми все розумієм” взорвала спортивный сегмент украинского интернета. И не потому, что футболист запел, а потому, какой крутой продукт он предложил своим слушателям и зрителям.

Карьера Антона не была сверх яркой, он провел только три матча в УПЛ и более двух сотен в Первой лиге чемпионата Украины. Но при этом его история достаточно интересная и мотивирующая. В откровенной беседе с FootBoom Крамар рассказал о вечеринках у Мариуша Левандовски, силе Александра Рябоконя, премии от Коломойского и конечно же музыке.

“ЗАХОТЕЛОСЬ ЧТО-ТО НАПИСАТЬ НЕ В СТОЛ, КАК ОБЫЧНО, А ПОКАЗАТЬ ОБЩЕСТВЕННОСТИ”

– Антон, поздравляю с дебютным клипом! Как так получилось, что ты завязал с футболом и посвятили свою жизнь музыке?

– Мой клип – неожиданность для всех. Мало кто думал, что я занимаюсь музыкой, но я ею занимаюсь с детства. Это мое хобби, которому я уделял свободное время. Я достаточно скромный человек, даже стеснительный, никогда никому ничего не рассказывал и не показывал. Даже спеть что-то под гитару кому-то незнакомому для меня стресс.

Музыка в моей жизни всегда шла параллельно, я развивался. Просто сейчас захотелось что-то написать не в стол, как обычно, а показать общественности.

– Я в детстве закончил два класса музыкальной школы. У тебя был подобный опыт?

– Да, учился музыке четыре года, но это мне жутко не нравилось. Забросил музыку, не доучился год. Мне нравился футбол, я убегал из музыкальной школы на тренировки. По профилю у меня был баян.

– Клип на песню “Ми все розумієм”, о чем он?

– Мне интересно, как со стороны это видят?

– Мне показалось, что в нем ты убегаешь от своего прошлого…

– В какой-то момент я начал замечать, что все люди очень похожи между собой. У нас одни и те же переживания, страхи, желания, привязанности. Хотелось создать универсальную картинку, в которой каждый увидит себя в равной степени. Я хотел вложить в клип какие-то свои личные переживания, болезненные моменты, но со спортом это не связано.

– Но в финале ты спалил кубок…

– Кубок – это олицетворение тщеславия. Часы – это время. Маска – выполняемые нами чужие роли. Хотелось показать, как мы в ходе жизни накапливаем разные вещи и привязанности. Чемодан, который несет мой персонаж в клипе, и есть этот накопленный груз. И в какой-то момент появляются сомнения, понимаем, что в жизни что-то не так. А параллельно в кадре показан второй персонаж, который присутствует рядом. Кто-то в нем увидит друга, кто-то Бога, кто-то духовного учителя, а кто-то совесть. А сцена в грязи показывает разочарование и отчаяние. В итоге, герой приходит к знаниям, которые дают ему ответы на многие вопросы. Он обретает душевное равновесие и понимание своего предназначения. Это краткое описание, но даже когда я пересматриваю клип, иногда нахожу какие-то вещи, о которых не думал во время съемки.

– Ты писал музыку сам, сам сочинил стихи, сам создавал сценарий для клипа. Что из всего этого тебе ближе?

– Изначально я писал музыку, мне это нравится, а клип – это уже следующий этап. Когда сама песня была готова, захотелось снять клип. Начал думать, какой видеоряд можно положить на нее. Мне близка и кинематография, я много фильмов смотрю. Но узконаправленно я хочу заниматься музыкой. А как оно будет дальше – посмотрим. Кто мог подумать, что я, занимаясь футболом, буду писать музыку. Так и здесь: сейчас пишешь музыку, а через десять лет можно сниматься в фильмах.

– Сколько человек было вовлечено в продакшн клипа?

– Трое. Я, актер Максим Феклюшин и оператор Валерий Буденный. Все делали сами. Я написал музыку, нашел Валеру через знакомых. Мы с ним встретились в августе, объяснил, что хочу увидеть, показал сценарий. Ему очень понравилось, эта тема ему близка, и он захотел снять этот клип. На протяжении двух месяцев мы делали раскадровку, Валера много помог в постановке кадра. Это непростой процесс, ведь хотелось все сделать качественно. Тщательно продумывали каждую деталь – реквизит, костюмы. Вся работа заняла чуть больше трех месяцев.

 – Где проходили съемки?

– Это Черкасская область, село Смильченци. Там живет моя бабушка, у которой я проводил каждое лето в детстве. В этом году ездил к ней в гости, вышел в поле, понял, что эту локацию будем использовать в клипе. Она идеально подошла.

– Насколько дорого снять такой клип?

– Мы потратили на него копейки. Знакомые рассказывали, что подобный клип снимают с командой за десятки тысяч долларов. Мы же, задействовав всего троих человек, потратили около тысячи долларов. Поехали на три дня туда, это с учетом проживания и питания. Можно сказать, что сняли клип за еду.

– Костюм стоит дороже?

– Мы попросили его у знакомого, обошелся бесплатно. Камеру тоже брали у знакомого. Макс – это друг Валеры, он работал за символические деньги, помог нам снять весь материал. Монтаж и цветокоррекцию делали сами.

– А где записываешь музыку?

– Дома. Я только сейчас занимаюсь обустройством домашней студии, со всем необходимым. Играя в футбол, я постоянно переезжал. Тягал с собой гитару, и сетап – ноутбук, звуковая карта, наушники. Все на коленке.

– Какие теперь музыкальные амбиции у Антона Крамара?

– Не хочу ставить себе цели, к которым нужно идти. Да, как и любому человеку хочется какого-то признания, но я не хочу привязываться к результату. Не хочу переживать, что кому-то не нравится музыка или клип никто не смотрит. Не хочу превращать музыку в спорт. Моей планкой была тысяча просмотров в YouTube, друзьям показать. Сейчас уже больше десяти тысяч просмотров. Что будет дальше – посмотрим.

“В “ДЕСНЕ” БЫВАЛО, ЧТО ПОЛУЧАЛИ ЧЕТЫРЕ ВЫХОДНЫХ, СОБИРАЛИСЬ ЗА ДВА ДНЯ ДО ИГРЫ И ВЫХОДИЛИ НА ПОЛЕ”

– Тебе 31 год и еще летом ты защищали цвета любительского ЛНЗ-Лебедин. С футболом покончено окончательно?

– Я давно думал, как перейти от футбола к музыке. Музыка начала мне приносить доход задолго до клипа. С 26 лет я пишу музыку, продаю ее на интернет-площадках – для различных YouTube-проектов, для рекламы. Это развязало мне руки финансово, можно было позволить себе не играть какое-то время. Музыка стала моим основным заработком, даже не футбол. Я закончил в “Черкащине”, не хотелось везти свою семью куда-то, чтобы играть в ноль – просто играть и ничего не зарабатывать, тратить зарплату на питание и жилье. Нужно было принимать решение, хотя силы в себе чувствую еще поиграть. Приглашали еще в команды, но меня не заинтересовали эти варианты.

 – На профессиональном уровне ты начинали свою карьеру в Черкассах и заканчивал ее там же. Почему нынешнюю “Черкащину” в последние годы так лихорадит?

– Черкассы – родной город для меня. Что сейчас, что 10 лет назад все так же – те же схемы работают, те же люди, уровень профессионализма низкий. Из-за этого нет прогресса. Чтобы клуб рос и развивался, нужно в него душу вкладывать, строить инфраструктуру, вкладывать деньги, развивать. А такие команды, как в Черкассах – временные вспышки. Деньги появились – есть команда мастеров. И таких городов в Украине много – Винница, Сумы, Тернополь и другие.

 – В сезоне 2015/16 вы с “Черкасским Днепром” заняли второе место в Первой лиге, но в элиту клуб так и не вышел. Почему?

– Это все происходило вверху, закулисные игры. В том сезоне не вышли Черкассы, потом “Десну” не пустили в УПЛ. Коррупционные моменты, договоренности. Мы этого не знаем, не могу утверждать, что это так, но мне кажется, что причина именно в этом.

 – Говорят, что каждый футболист должен найти своего тренера. Для вас Александр Рябоконь был как раз своим тренером?

– Самое интересное, что буквально вчера он мне звонил. Поздравлял с выходом клипа. У нас теплые отношения, но его звонок мне – словно Зеленский позвонил. Сказал, что клип его тронул. Для меня это было неожиданно. Александр Дмитриевич мне многое дал, я ему благодарен. Для футболиста очень важно найти тренера, который поможет прогрессировать, выведет на другой уровень. Вспомни Андрея Ярмоленко, все его хейтили. А Газзаев ему доверял, и в итоге был прав. Доверие – очень важно, оно окрыляет.

 – Что скажете о нынешних успехах Александра Дмитриевича в “Десне”?

– Он 12 лет мучался в Первой лиге. То он в “Черкассах” был без денег, то во “Львове” вел команду в УПЛ, но после первого круга закончились деньги, потом в “Севастополе” работал. С “Десной” он вовсе прошел огонь, воду и медные трубы. Бывало, что денег в клубе не было даже на питание. Мы отыграли игру, потом нам давали четыре выходных. За два дня игры собирались, тренировались и играли. Он терпел все это, развивался в таких условиях и был вознагражден. Сейчас у Рябоконя хорошая команда, с хорошими условиями, есть все для прогресса.

– В чем сила Александра Рябоконя?

– Даже тогда, когда я играл в “Десне”, и у нас не было денег, он умел сплотить коллектив, выжать из него максимум. Мы занимали места вверху таблицы. Аналогично – и с другими командами. Дисциплина у него на высоком уровне.

 “УРОВЕНЬ ЗАРПЛАТ В “СЕВАСТОПОЛЕ” БЫЛ КОСМИЧЕСКИМ”

– Твой пик карьеры пришелся на “Севастополь”?

– Да, можно сказать так. Это была топовая команда. Когда к нам пришел Саша Ковпак, который с “Таврией” выигрывал уже Кубок Украины, и с которым мы дружим, он сказал, что “Севастополь” – одна из лучших команд страны по уровню организации, инфраструктуре, быту. Левандовски и Дуляй говорили, что когда мы были еще в Первой лиге, уже тогда уступали лишь “Шахтеру”, “Динамо”, “Днепру” и “Металлисту”.

– Каким был уровень зарплат в том “Севастополе”?

– Очень приличный. А для Первой лиги – вовсе космическим. Ни в одной команде Первой лиги за всю ее историю не было таких условий, как в “Севастополе”. Там строили топовую команду.

 – Зарплаты в 20 тысяч долларов были?

– Думаю, это минимальные оклады. У Левандовски и Дуляя зарплаты не сильно отличались от того, что они зарабатывали в “Шахтере”.

– То, что удалось заработать тогда, успешно вложил?

– Купил квартиру в Севастополе, как раз в конце 2013 года. Потом долго продавал ее, года два. Уже руки опустил, но в итоге мне помогли ее продать. На вырученные деньги купил квартиру в Киеве. Даже представить не мог, что в Крыму все пойдет такой дорогой.

– Малиновский и Караваев сейчас – лидеры сборной Украины. Тогда их потенциал прослеживался?

– Тогда в “Севастополе” не было посторонних, все футболисты были хорошего уровня. Просто тогда Руслан и Саша были еще совсем молодыми. У Малиновского уже тогда был отличный удар.

– Дуляй и Левандовски вели себя как звезды?

– Это простые ребята. Я их уважал еще до того, как они к нам пришли. Все-таки они играли в Лиге чемпионов, выигрывали Кубок УЕФА, игроки своих сборных. Подсознательно ты по-особенному относишься к ним. Игор – суперпрофи. Не пил, постоянно работал над собой и требовал этого от молодых. Мариуш очень добрый. Он снимал трехярусную квартиру, куда приглашал всю команду смотреть матчи Лиги чемпионов. Скидывались на банкет, а он доплачивал по 10 тысяч долларов. Он щедрый парень, но не тратил деньги бездумно. Просто мог себе позволить угостить всех.

– Олег Кононов – сильный тренер?

– Да, один из топовых тренеров. Профессионал до мозга костей. До него “Севастополь” был обычной командой. Футболисты могли позволить себе отдохнуть, расслабиться. Когда пришел Кононов все изменилось, причем во всех сферах жизни клуба. В столовой крутили нарезки с играми “Барселоны”. Наладил быт, привел с собой массажистов, докторов. Перестроил питание, тренировочный процесс. Человек думал о клубе 24 часа в сутки. Выглядел хорошо, показывал пример футболистам, как себя вести.

“В “ЧЕРКАССАХ” НЕ БЫЛО ДАЖЕ МАЗИ ДЛЯ РАСТИРКИ МЫШЦ”

– История с миллионом долларов от Коломойского – правда?

– Да, конечно. Тогда “Металлург” из Запорожья вел борьбу за выход в УПЛ с “Севастополем”, а я играл в аренде за “Буковину”. Коломойский пообещал “Буковине” миллион долларов, если мы обыграем крымчан. Сыграли вничью в итоге, получили половину премии – кто играл в составе получил большие деньги. По условиям аренды я не мог принимать участие в матче, но часть вознаграждения тоже получил. Когда мы играли с “Металлургом”, то уже “Севастополь” нас мотивировал. И мы их обыграли, тоже заработали премиальные.

– В чем была заинтересованность Коломойского?

– Тогда “Севастополь” выиграл у “Металлурга” матч, забив решающий гол рукой. Вся футбольная общественность была возмущена, Коломойского это тоже возмутило. Пошел на принцип.

 – Ты провел три матча в УПЛ. Два из них – против “Шахтера” и “Динамо”. Чем запомнились те игры?

– Всегда хотелось сыграть с такими топовыми командами, проверить себя. Если выдаешь неплохую игру, то появляется уверенность. С “Шахтером” долгое время удерживали ничью, а им нужно было побеждать. Они включились в концовке, я как раз попал в эти карусели. Голова кружилась. С “Динамо” можно было играть, они не столь быстры.

– На твоем счету две сотни игр в Первой лиге. Вспомни самую большую дичь из трясины.

– В “Черкассах” было время, когда в клубе не было даже мази для растирки мышц. Это все равно, что у музыканта нет инструмента.

“КРИВЦОВ ХОРОШО ПОЕТ, У НЕГО СИЛЬНЫЙ ГОЛОС”

– Чья музыка тебя вдохновляет?

– Сейчас мне нравится, что делает Twenty one pilots. Их музыка мне близка, был недавно на их концерте в Киеве. На протяжении всей жизни всегда есть музыка, за которую ты цепляешься и долгое время слушаешь. У меня сначала это было “Кино”, потом “ДДТ”, затем “Гражданская оборона”. Ну и параллельно русский рок. Затем я услышал Nirvana в каком-то компьютерном клубе, и до сих пор их слушаю.

Для меня важна сама музыка и история исполнителя, должен сойтись пазл, тогда я слушаю это года. Я вообще слушаю очень много музыки каждый день. Вдохновение можно получить от любого жанра. Даже рэп, например у Скриптонита что-то подчеркнуть. Много талантливых исполнителей есть и в Украине. Мне нравится Imagin Dragons, Coldplay.

– Кто лучший исполнитель в Украине прямо сейчас?

– Мне нравится как концепция музыка Ивана Дорна. В последних альбомах он пошел другой дорогой, это андеграунд. Он делает не то, что в любом случае люди проглотят, а то, что нравится ему. Нравится креатив, творчество. Еще мне нравится Саша Чемеров, из группы “Димна суміш”. Конечно, Монатик круто делает музыку, но это шоу-бизнес. Интересно работают Otorvald, Onuka. Еще мне нравится Alyona Alyona, хоть это и не мой стиль.

– Кто более талантлив: футболист Крамар или певец Крамар?

– Я не знаю, время покажет. Пока что футболист (смеется, – прим. авт.).

– В Европе часто футболисты показывают свои музыкальные таланты и снимают клипы. Кто из футболистов-певцов тебе импонирует?

– Даже не знаю, кто из футболистов поет. Не видел никогда, нужно посмотреть. Помню, что-то пел Криштиану Роналду, но это не продукт, как таковой.

– Сергей Кривцов недавно поразил всех исполнением “Синей вечности” Муслима Магомаева. Возможен ли дуэт Крамара и Кривцова?

– Хорошо поет, сильный голос. Дуэт? Нужно, чтобы стили были близки, идеи схожи. А делать дуэт лишь потому, что мы оба футболисты – нет смысла.

– Михаилу Хоме доверили исполнять гимн Украины перед каждым домашним матчем сборной. Как оценишь этот выбор?

– Почему бы и нет? Если он хорошо исполняет гимн и людям это нравится, то значит верный выбор.

– Сам мечтаешь выйти на поле в таком амплуа?

– Не знаю, это слишком высоко (улыбается, – прим. авт.). В жизни все может случиться. Это нужно быть на уровне Дзидзьо, чтобы тебя заметили.

Джерело: footboom.com

http://sportlandia.net.ua/