Як реформуватимуть наш спорт. Про це в інтерв’ю одного з авторів стратегії заступника міністра культури, молоді та спорту України Володимира Шуміліна

8 Лютий, 2020

Міністерство культури, молоді та спорту України на початку року представило концепцію стратегії розвитку українського спорту. Це драфт документа на 25 сторінках, який, як стверджують в міністерстві, виведе наш спорт на інший рівень.

Матеріал із сайту ua.tribuna.com. Подається мовою оригіналу.

Вот несколько самых заметных пунктов стратегии и вообще планов по реформированию спорта.

– Программа рассчитана до 2032 года – то есть на три олимпийских цикла. У нее будет несколько этапов, сейчас мы находимся на стадии декларирования необходимости изменений.

– Первый заметный пункт – 2024 год. Стратегия предполагает, что будут введены в эксплуатацию 24 мультиспортивных комплекса, 100+ стадионов.

– К 2024 году 40 процентов населения занимаются спортом или физической активностью.

– Государство выделяет два запроса: запрос на престиж, запрос на массовый спорт. Например, значится, что в Париже-2024 Украина входит в топ-20 зачета.

– Большее внимание государства к финансированию командных видов спорта.

– Постоянная конкуренция федераций за государственные деньги и определение топ-25 приоритетных видов спорта.

Все это детальнее – в интервью одного из авторов стратегии замминистра культуры, молодежи и спорта Владимира Шумилина.

Советский спорт, деньги федерациям, 40 процентов

– Почему вы задумались о смене системы украинского спорта?

– Есть три основные причины. Первая: государство де-факто по закону управляет спортом, что противоречит олимпийской хартии.

Второе – упали результаты. Олимпийские игры – экзамен для всей системы, не только для спортсменов и тренеров.

Третье – резкий контраст между системой управления в государстве, которое, по крайней мере, стремится к рыночным стандартам, и системой спорта, которая осталась советской.

– Одна из целей – переход от управления спорта от министерства к федерациям. С одной стороны, это разумно. С другой – как не допустить таких случаев, как с федерацией велоспорта и скандалом с Башенко?

– Мы подготовили драфт проекта, каким образом государству выстраивать отношения с федерациями и как бороться с их условной приватизацией: как было с Башенко.

Есть и вторая проблема. Когда люди получили право печати и подписи, но де-факто деятельностью не занимаются. Это право сдерживает развитие вида спорта. Например, американский футбол. Есть люди, которые владеют правом на развитие вида спорта в стране. Но лига команд выстраивает свой чемпионат отдельно от федерации. У них там своя жизнь.

В таком состоянии сегодня находится система. Для этого мы выстраиваем критерии отношений государства с федерациями.

– Будут пересмотрены условия финансирования федераций?

– Для всех федераций будут изменены условия выстраивания отношения с государством. Еще один нюанс, который замораживает ситуацию внутри федераций, – это законодательство. Работа федераций регламентируется Законом об общественных организациях. И у нас членами федерации в основе являются физические лица. Это еще один сдерживающий фактор.

Одно из ключевых изменений, которые мы предлагаем – в том, чтобы в основе федераций лежали клубы. То есть, юридические лица.

– Как это изменит ситуацию?

– Во-первых, мы уберем манипуляции с количеством членов федерации. Сейчас этим многие пользуются, чтобы влиять на решения конференций. Любой гражданин Украины может стать членом федерации. Занимаешься ты спортом или нет. Сейчас сложно понять – кто в федерациях спортсмен или не спортсмен, и реальное какое отношение имеет к федерации?

Второе. В основе федерации будут лежать клубы – юридические лица.

Для федераций мы предлагаем прозрачные условия работы с открытыми показателями своей деятельности, в том числе легальными источниками финансирования.

– Чего в итоге хочет добиться государство?

– Мы определились, у государства есть два запроса. Первый запрос – на престиж. Это наш флаг, наш гимн должен звучать на Олимпиадах, чемпионатах мира как можно чаще.

Второй запрос на здоровье через массовый спорт и спортивную активность.

Мы понимаем, что ресурсы нашей страны не безграничны, а задачи масштабные, поэтому должны максимально эффективно расходовать ресурсы. К примеру, сегодня государство финансирует соревнования по более чем 150 видам спорта. Эффективно ли это?

– У меня нет раскладки за 20-й год, но за 19-й была. Из госбюджета мы финансируем бильярд, боулинг и так далее. Зачем?

– Мы тоже задали этот вопрос себе. Именно поэтому один из проектов – определение приоритетных видов спорта для государства.

Есть виды спорта, которые больше хобби. Ловля карпа – хороший массовый вид спорта. Или, например, такой прекрасный спорт как боулинг. Это тоже больше похоже на хобби.

Мы в преддверии большой дискуссии именно по приоритетным видам спорта. Условно определили для себя топ-25, но думаю, что нам предстоит серьезно поспорить по этому поводу, определить критерии. Но однозначно понятно, что приоритеты в финансировании  индивидуальных видов спорта будут смещены.

– В какую сторону?

– В сторону командных. Мы понимаем, что в игровых видах спорта есть свои преимущества, причем они очень важны именно для нашей страны именно в этом историческом периоде. Одно дело – мирное время. А когда нам нужно объединяться, сплачивать между собой регионы, национальности, то надо подумать, чтобы коллективные игровые виды спорта получили большее внимание государства.

– За счет чего?

– За счет приоритетного финансирования и продвижения организации национальных школьных и университетских лиг.

– Значит, финансирование чего-то другого должно уменьшиться?

– Уже много лет только 12 процентов выделяется на игровые виды спорта. Наша задача не перераспределить деньги на игровые виды спорта за счет других. Мы ставим цель – привлечь дополнительное финансирование в игровые виды спорта.

– Это несколько противоречит запросу на славу, потому что воспитать индивидуальных спортсменов проще, чем целую гандбольную сборную.

– Однозначно.

– И следовательно, в длительной перспективе проще вложиться в дзюдо, в борьбу?

– Конечно. Именно об этом идет речь.

– Где на все взять деньги? И на приоритетные, и на командные?

– Я уже говорил о привлечении дополнительных источников финансирования. Одно из направлений – создание Украинского спортивного фонда по примеру УКФ.

– В концепции стратегии речь о том, что 40 процентов должны заниматься спортом к 2024 году. Какими метриками вы пользуетесь, чтобы это посчитать сейчас и потом, в 2024-м?

– Данные нынешней статистики можно называть в кавычках, потому что они переписывались много лет для того, чтобы не ухудшать показатели регионов. Есть разные оценки, сколько реально занимается спортом. Мы оцениваем, что активными являются 12-14 процентов.

– Это с учетом фитнесс-центров?

– Всего. Даже, возможно, и часть дачников туда вписали. Это вот более-менее реально.

– Так какая будет метрика?

– Один из наших проектов – цифровизация отрасли, чтобы увидеть, сколько у нас реально клубов, живых федераций, членов федераций, какие соревнования проводятся, как они транслируются, сколько бюджетных и небюджетных денег собирают федерации, кто руководит, критерии отбора. Над этим работает группа IT-специалистов.

100 стадионов, 24 спорткомплекса,  недострои, «Олимпийский»

– Недавно вы заявили, что стоимость всех спортивных недостроев Украины – 100 млрд гривен. Это реальная цифра?

– Эти данные мы получаем из регионов.

– Реальность другая?

– Это статистика, которую мы получаем. Реальные цифры совсем другие. У нас нет стратегии развития инфраструктуры. А если ее нет, то каждый регион видит развитие спорта по-своему, при этом рассчитывая на государственные субвенции. Для системного развития спорта – это бесперспективный путь. И мы его изменим через систему планирования развития приоритетных видов спорта и строительства под них спортивных сооружений национального и регионального уровней.

– Что делать с долгами «Олимпийского»?

– У НСК «Олимпийский» есть 2 типа долга. Первый – это физический долг в 190 млн. гривен, который необходимо вернуть подрядчикам.

Второй – перед специализированным государственным предприятием «Фининпро» около 2,2 млрд грн. Это привлеченные государством деньги на реконструкцию стадиона под ЕВРО-2012. Если быть проще, то государственный долг должен быть реструктурирован с дальнейшим погашениям.

– Учитывая такие финансовые проблемы, вы говорите в стратегии о 24 мультиспортивных комплексах к 24-му году. Как?

– Государство ставит задачу по развитию спорта, у нас есть два ключевых пункта: развитие массового спорта (помним о 40 процентах занимающихся спортом) и развитие спорта высших достижений. Мы же это все образмериваем и говорим, как это сделать и сколько это будет стоить.

Бюджет стратегии еще в обсуждении и рассчитывается, исходя из целей и задач. К 24-му году бюджет по спорту должен быть увеличен в 2 раза.

– Без законодательных изменений вряд эту стратегию удастся запустить?

– Да, поэтому мы готовим новую редакцию Закона о спорте и планируем представить ее в  апреле-мае.

– Вы – часть управления государством сейчас. Вы – правая рука, есть левая – минфин. Они вам могут сказать, что денег на это нет. И все, что написано о 24 комплексах, можно взять и выбросить. Не проблема здесь несогласованности действий рук?

– Нет. Мы инициируем изменения, показываем планы действий и обосновываем расчеты. Если наши обоснования подходят, мы двигаемся дальше. Если нет, меняем стратегию. Все просто.

Наша задача – развивать спорт. И делать это честно.

– Почему именно 24 комплекса? Откуда взялась цифра?

– В 24 регионах.

– Почему один на маленький город Черновцы и один на Киев?

– Нужно, чтобы между регионами появилась конкуренция. А приоритетные виды спорта развивались в каждом регионе.

– В европейских странах государство вложилось в футбольные стадионы. Не думали о таком проекте?

– Не думали. Эту задачу поставил президент. Он просто сказал: 100 стадионов. У нас были идеи, а сейчас они трансформируются в программу «100 стадионов». Сейчас ее отрабатывает Кабмин с Министерством развития общин и территорий. Мы тоже включились в эту задачу в спортивной части.

Проанализировав около 100 запросов на финансирование из регионов, мы увидели, что только 27 из них имеют признаки стадиона. И мы поняли, что проблема в том, как устроен украинский ДБН (державні будівельні норми – прим. Tribuna.com) по спортивным сооружениям. Могу проиллюстрировать.

Представьте себе, наш ДБН – это документ на 198 страниц на двух языках 2003 года по 46 видам спорта. Для общего понимания: сегодня только олимпийских видов спорта 57, а всего около 160. А, например, стандарт федерации футбола – 400 страниц, легкой атлетики – 350 страниц, плавания – 250 страниц.

Де-юре это документ 2003 года, а де-факто – 1984-го с небольшими изменениями. Он сильно устарел. На него можно ориентироваться только с точки зрения безопасности конструкций. Безопасность зрителей, игроков, стандарты подготовки и проведения соревнований, условия для работы трансляторов и СМИ, размещения официальных делегаций, работа волонтеров, логистика, питание, медицинское сопровождение – этих параметров вообще там нет.

– Если вернуться к стадионам, то о каких типах идет речь?

– Первое. Каждый должен иметь трибуну.

Второе. Какие виды спорта включить? Есть два базовых: футбол и легкая атлетика.

– Грубо говоря, речь стадионах с дорожками?

– Это базово. Мы ушли от стандарта, который предложен в ДБН, и разработали новый стандарт, который работает в мире. Есть 5 типов стадионов: стадионы класса А, где могут быть чемпионаты мира, Олимпиада. Например, «Олимпийский». Класса Б – Европа, кубки. Дальше – национальные и международные кубки. Региональные и районные соревнования. И под каждый тип отдельные требования.

– Как вы будете их распределять по регионам?

– Мы считаем, что государство не должно финансировать спортивные сооружения без согласования проектов и их дальнейшей сертификации спортивной федерацией. Мы привязываем федерации к работе на конкретных территориях, с конкретными людьми. А городам – не использовать государственные ресурсы при строительстве без учета требований к проведению соревнований. То есть, спорт – это федерации, место – это город. Пока вы между собой не договоритесь, за финансированием не приходите.

– Что с программой госсубвенций на строительство спортсооружений и бассейнов?

– После анализа мы будем рекомендовать остановить финансирование отдельных проектов. Мы считаем, что из лимита государственных средств, выделенных на спортивные сооружения, должны строиться объекты национального и международного класса.  Все, что меньше – финансируйте из местного бюджета.

– В таком случае некоторые  объекты превратятся в недострои.

– Значит, необходимо пересмотреть функционал этих объектов для продолжения финансирования.

– В прошлом году было 600 тысяч на эти цели. Они в этом году есть?

– В прошлом было 600 по 3 программам, в 2020-м – 400 по 2-м. Но деньги ожидаем из спецфонда  отчислений от игорного бизнеса. И нас это не радует.

– Даже после постройки многие спортивные объекты остаются ненужными. Как вы собираетесь это решать?

– Мы будем ставить вопрос перед Министерством развития общин и территорий, чтобы государство выделяло деньги на исследования. Необходимо на раннем этапе определять и принимать решение, будет ли эксплуатация их эффективной. И делать такой расчет до того, как проект войдет в стадию проектирования. Потому что мы приходим к осознанию неэффективности эксплуатации объекта после того, как мы его построили. Хотя нам ничего не мешало это согласовать заранее. Это я перехожу медленно к «Арене Львов».

Чем примечательна технология проектирования «Арены Львов». Она изначально не привязана к жизни деятельности и развитию города.

– В мире много таких примеров, особенно после Олимпиад.

– Технологию проектирования спортивных сооружений хорошо знают в Европе. Англичане подошли очень основательно к системе функционирования спорта после провала на Олимпиаде 1996 года. Тогда они полностью переформатировали подход к спорту и через 16 лет уже принимали у себя Олимпийские игры. Однако после Лондона-2012 по заданию Дэвида Кэмерона еще раз пересмотрели подход к строительству спортивных сооружений с точки зрения их использования, ориентацию на количество жителей, зрителей и спортсменов. А в 2016-м утвердили новый формат строительства спортсооружений, который исключает создание неэффективных спортивных сооружений.

– Представим, что средства нашли. Мы будем сами строить такие комплексы?

– В ближайшее время мы обнародуем стратегию строительства спортсооружений и пригласим туда специалистов со всего мира. Этим мы решим 2 задачи. Первая – повысим качество объектов, вторая – будем развивать компетенции наших украинских специалистов.

Россия, реклама спорта, раздел министерства

– Министр Бородянский прекрасно понимает, что такое ТВ. Ни один главный канал не показывает спорт. Спорту не хватает промо?

– Без промо не взлетим. Есть две инициативы. Первая – лично Бородянского. Она направлена именно в сторону спорта и называется «Разом до Токіо». Идея такая: если ранее об Олимпиаде мы говорили только во время и неделю-две после, то сейчас мы запускаем проект уже в середине февраля, который будет завершен через 2 месяца после окончания Олимпиады и Паралимпиады.

Будем рассказывать о наших тренерах, спортсменах, командах, местах тренировок, условиях подготовки, родителях и так далее.

– Где его будут показывать?

– С основным транслятором договорились (UA:Суспільне). Кроме этого, будет коммерческий сотранслятор. Мы сделали запрос топовым коммерческим телеканалам. Сейчас на финальном этапе. Сотранслятор будет делать ставку не только на саму трансляцию Олимпийских игр, этим занимается «UA: Суспільне «, он будет делать лайф сторис, где контент строится совсем по-другому.

Что касается Олимпиады, то хотим дать возможность всем использовать хайлайты хотя бы с участием наших спортсменов.

– Что еще?

– Суть второго проекта такая: наши спортсмены соревнуются и готовятся по всему миру. В ежедневном режиме мы запускаем мощный канал положительных новостей об Украине со всего мира. Практически каждый день в разных странах мира звучит наш гимн в честь побед  украинских спортсменов. Сейчас об этом мало кто знает. Мы решили: о наших спортивных героях должна знать вся страна каждый день.

– Президент заявил, что некоторые министерства снова могут быть разделены. Это  коснется министерства молодежи, культуры и спорта?

– Я не готов сказать. Не буду врать, это заявление застало нас врасплох. Но такие решения принимают руководители государства.

 – В силе ли приказ Игоря Жданова о запрете госфинансирования на участие в соревнованиях и сборах в России?

– Да, приказ в силе. Хотя дискуссии постоянно продолжаются по этому поводу.

– Ваше личное мнение по этому приказу, и кто его может отменить, если такое решение будет?

– Это чисто политическое решение. С другой стороны, мы где-то подвешиваем наших спортсменов, особенно если проходят лицензионные соревнования. С нашей стороны это тоже двойные стандарты.

Этот приказ можно по-разному оценивать. Но надо научиться называть вещи своими именами.  Мы сейчас живем в этой парадигме.

– В обществе часто хейтят спортсменов, которые ездят в Россию. Ваше мнение, что делать: защищать спортсменов, которые считают россиян братьями или выступают в России? Или отстать от них?

– После каждой войны всегда наступает мир. Но мир в отношениях между людьми не наступает мгновенно по чьему-то решению. Не может такого быть, что вчера были врагами, а сегодня стали резко друзьями. Я считаю, что спорт – одна из ниточек, которая ведет к миру. И лучший способ сейчас просто эту тему не поднимать. Надо дать каждому быть гражданином Украины. Каждый должен понимать, где грань, которую можно переступить, а которую – нельзя.



http://sportlandia.net.ua/


Cheap NFL JerseysLamar Jackson jerseyCheap NFL JerseysCheap MLB JerseysWholesale JerseysCheap NHL JerseysCheap NFL Jerseys ChinaCheap Jerseys ChinaCheap NFL JerseysCheap NFL Jerseys